Сайт в помощь студенту Грамоте учиться – всегда пригодится

Скачать полностью

СВЕТ И ТЬМА ПОСЛЕВОЕННОГО ДЕСЯТИЛЕТИЯ
(1945–1953 гг.)

Вождь и народ

Победа поставила Сталина на божественную высоту, славословия в его адрес переросли все мыслимые пределы. Когда в 1949 г. ему исполнилось 70 лет, газеты до самой его смерти все печатали поздравления вождю. Он присвоил себе звание генералиссимуса, а подлинные победоносные полководцы (Жуков и др.) были в опале. Стареющий правитель продолжал требовать от народа все новых и новых жертв, крови, лишений, рассматривая его лишь как источник дешевой рабочей силы и «пушечного мяса». Диктатор за кремлевскими стенами продолжал крепко держать в руках бразды власти. Однако даже по воспоминаниям его ближайших помощников, после войны он казался «переутомленным». Поэтому все меньше занимался государственными делами, реже председательствовал на заседании правительства, не выступал даже с отчетным докладом на XIX съезде КПСС.
Важнейшим способом сохранения его власти было правило «разделяй и властвуй», которое Сталин искусно проводил в отношении как всего мира, так и народа, а также и в ближайшем своем окружении. Вскоре после войны усилившийся Г. Маленков был «задвинут» в Среднюю Азию, а самым близким стал Жданов. Вместе с Маленковым попал в немилость и его сторонник Жуков, а также назначенцы последнего. А со Ждановым укрепились председатель Госплана Н. Вознесенский и секретарь ЦК по армии и госбезопасности Кузнецов. Однако после смерти Жданова в 1948 г. Берия сумел низвергнуть этих выдвиженцев. Так родилось знаменитое «ленинградское дело», в результате которого были расстреляны Вознесенский (весьма способный экономист и организатор), Кузнецов и ряд других руководителей. Вновь был восстановлен в милости Маленков. Ему и Берии удалось оттеснить от Сталина старых большевиков: Молотова, Ворошилова, Кагановича, Микояна и Андреева. Однако полностью их разжаловать не удалось. Возможность расправы над ними висела, но меч оказался занесенным и над самим Берией. По воспоминаниям Хрущева, Сталин собирался «убрать Берию». Новым чисткам помешала смерть тирана.
После войны во внутренней политике произошли перемены. Если после революции власть делила людей по классовым признакам, а вотношении наций придерживалась идей их равенства и пролетарского интернационализма, то теперь опыт фашистской Германии показался интересным. Война породила рост национального самосознания народа, особенно русского. Этим и  решено  было  воспользоваться. 24 мая 1945 г. Сталин произнес  речь. В ней – редчайший случай – он обмолвился, что в период военных поражений другой народ прогнал бы такое правительство, а вот наш поверил руководству, сплотился вокруг него. Сталин даже поднимал особый тост за русский народ, который оказался наиболее выдержанным, терпеливым, проявил ясный ум, стойкий характер, сыграл ведущую роль в обеспечении победы. Это не мешало, разумеется, душить колхозников, составлявших большинство русского народа, эту «наиболее выдающуюся нацию из всех наций, входящих в состав Советского Союза», как говорил Сталин. По-видимому, из всех качеств русских Сталин больше всего ценил терпение, потому что они были лишены даже куцых прав других республик.
Курс на национализм имел несколько последствий. Во-первых, усилились репрессии по национальному признаку, начатые еще в годы войны. Во-вторых, стали поднимать на щит все русское. С одной стороны, это, безусловно, имело положительное значение, так как после революции активно пытались подрубить национальные корни нашего народа. Но с другой – в кривом зеркале сталинской пропаганды все было извращено и искажено. Принялись доказывать, что испокон веков русская культура была равной или даже выше иностранной. Роль русского в мировой культуре, истории непомерно искажалась и преувеличивалась. В то же время имена многих, действительно выдающихся людей, предавались забвению или поруганию. Печально было и то, что русский национализм стал использоваться для нагнетания мракобесия и репрессий.
После войны были некоторые разногласия по поводу колхозов и колхозников. Некоторые полагали (Жданов, Вознесенский), что можно несколько смягчить политику в отношении них. Но возобладала точка зрения, что нужно продолжать подавлять всякую их самостоятельность. Результатом явился жестокий голод 1946–1947 гг.

Восстановление экономики. Переход к мирной жизни

Перед народным хозяйством стояли очень сложные задачи: восстановить разрушенное, вновь перевести промышленность на выпуск мирной продукции, вернуть на старое место эвакуированные предприятия. В целом они были решены в четвертой пятилетке (1946–1950 гг.), хотя, как всегда, планы оказались непомерно завышенными. Официально восстановление экономики было завершено к 1949 г., но, разумеется, еще потребовалось немало лет, чтобы вернуться к более-менее нормальной жизни. Под давлением чудовищной нужды в жилье правительство пошло на ряд послаблений: поощрялось (конечно, в формах советской бюрократии) строительство частного жилья, разведение огородов и подсобных хозяйств. Были отменены и многие ограничения военного времени (сверхурочные работы, возвращены отпуска и пр.). Но еще до середины 50-х годов действовали строгие довоенные законы.
Большую роль в восстановлении страны сыграл вывоз из Германии в счет репараций оборудования, технологий и целых предприятий (а также других ценностей). Позже решено было создавать прямо в Германии совместные советско-германские предприятия, работавшие на СССР. Важен был и труд миллионов военнопленных, часть которых являлась высококлассными специалистами. Но, разумеется, главную роль в восстановлении играл напряженный труд наших людей.
Возвращение к мирной жизни было тяжелым, тем не менее она постепенно улучшалась. Вернулись домой миллионы солдат и офицеров. Обуздывалась преступность, сильно выросшая в войну и первые послевоенные годы. Открывались коммерческие магазины, в которых, хоть и по очень высокой цене, но появились продукты и товары. Для борьбы с ужасающими нехватками товаров правительство приняло весьма своеобразные меры. В 1947 г. была проведена денежная реформа в соотношении 1 к 10, т. е. за десять старых давали один новый рубль. Конечно, это выглядело нагло и грубо. Многие люди (особенно крестьяне), прикопившие денег, потеряли их. Но, поскольку абсолютное большинство граждан не имело никаких накоплений, то они ничего не потеряли, а в чем-то и выиграли: наконец-то исчезли карточки. В течение нескольких последующих лет государство ежегодно проводило снижение цен на продукты и товары. Это редкое событие надолго запомнилось народу. Однако власть одной рукой давала – другой брала: в это же время проводились принудительные подписки на займы, составлявшие 10–15 % от заработка. Кроме того, нельзя забывать, что снижение цен (первоначально весьма высоких) для части населения могло осуществляться только за счет беспощадного ограбления основной его категории – крестьян. Закупочные цены в колхозах часто составляли лишь 15–20 % от себестоимости, а ведь с колхозников еще брали и налог с подсобного хозяйства. В отличие от крупных городов, в деревнях был очень скудный набор товаров в продаже: соль, спички, какая-нибудь крупа, водка, чай.
Жизнь восстанавливалась и в городах, и в селах, где отстраивались клубы и школы, проводилось электричество, росло количество техники. Черным вороньим крылом нависали репрессии, но они стали чем-то даже привычным, как и страх. Все это удивительным образом соседствовало с уверенностью в правильности нашей жизни, в лучшем будущем. Однако жестокий режим уже исчерпал свои возможности и поддерживался только чудовищной волей вождя.

внутренняя политика: рост мракобесия, милитаризма, национализма

Победа уверила Сталина и его окружение в полной вседозволенности, безнаказанности и оправдании их преступных действий. В результате послевоенная политика характеризуется даже усилением реакции. К нему добавлялась и идея государственности. Утверждение марксизма о постепенном ослаблении роли государства и его отмирании старались забыть. Напротив, стали выпячивать многие государственные символы и атрибуты. В чем-то это было возвратом к мировой цивилизации. Были введены еще в войну погоны (а ведь в гражданскую белых называли «золотопогонниками»), старые воинские звания. Вводилась форма для учащихся, раздельное (как до революции) обучение мальчиков и девочек и ряд других вещей.