Сайт в помощь студенту Грамоте учиться – всегда пригодится

Скачать полностью

СТРАНА «ПОБЕДИВШЕГО СОЦИАЛИЗМА»
(конец 20-х – начало 40-х годов)

Сущность индустриализации и коллективизации.
Торжество милитаризма. Успехи и провалы пятилеток

Полной политической власти большевикам было недостаточно. Они стремились к такому экономическому господству, чтобы одним росчерком пера распоряжаться всем и вся, полностью и бесконтрольно. Но на пути к построению социализма находились десятки миллионов мелких хозяев (крестьян и торговцев). Во время кризисов хлебозаготовок 20-х годов перед властью встал вопрос: пытаться ли развивать нэп и дальше, все более связывая себя рыночными законами, или же, «отбросив его к черту», полностью подчинить крестьянство? Большинство во главе со Сталиным выбрало второй – революционный путь.
Он нужен был потому, что быстро создать тяжелую промышленность в бедной стране можно было только путем «перекачки» средств из сельского хозяйства. Заставить крестьян дешево отдать всю продукцию, продать ее за границу, чтобы купить там нужные машины, – вот замысел индустриализации. Для этого требовалось лишить крестьян самостоятельности и насильно объединить в коллективные хозяйства (колхозы), которые легко контролировались. Необходимо также было поставить под жесткий контроль зарплату и потребление, лишить предприятия самостоятельности, обеспечить новые производства дешевой (а лучше даровой) рабочей силой. Разумеется, все эти «задачи» выяснились не сразу, а по мере продвижения к социализму. И для их решения не останавливались ни перед чем.
Во второй половине 20-х годов правительство все чаще прибегало к крайним мерам в поисках средств для начинающейся индустриализации. Ради нее решили отменить «сухой закон» и спаивать народ. Постоянно увеличивали налоги, доводя до разорения зажиточных крестьян и нэпманов. При этом с бедняков налогов не брали, поощряя иждивенчество, на долгие годы утверждая стремление жить по принципу «с дураков меньше спрос». Не решали проблемы займы и даже усиленный выпуск бумажных денег. Это привело лишь к возрождению карточной системы и формированию дефицитной экономики. Даже прямой грабеж церкви и нэпманов не удовлетворял.
Хотя пропаганда постоянно расписывала необходимость могучей промышленности и колхозов, райскую жизнь, которая ожидает советских людей в будущем, первоочередной задачей советской власти было создание военной и связанной с ней промышленности, а на ее основе организация первоклассной армии. Тогда можно было не только не бояться интервенции, но и самим угрожать Западу, подтолкнуть запаздывающую мировую революцию. Конечно, индустриализация должна была решать и другие проблемы: дать машины сельскому хозяйству, обеспечить идеологию (школы, книги и пр.), одеть и обуть народ и т. п. Но эта – была главной. Характерно, что хотя об армии никогда не забывали, но расходы на нее в 20-е годы еще как-то соответствовали возможностям страны. В 30-е годы, напротив, под потребности армии и военной машины подстраивалась вся держава.
Таким образом, индустриализация и коллективизация в сталинском исполнении оказались двумя сторонами одной медали. Быстрое создание военной и тяжелой индустрии за счет ограбления крестьян, превращения их в государственных крепостных, эксплуатации рабочих и использования миллионов заключенных было необходимо для укрепления власти нового правящего класса, лично Сталина и его окружения. Все это нужно было также затем, чтобы с помощью мощной армии начать передел мира и мировую революцию. С конца 20-х годов в нашей стране начинается торжество милитаризма (военщины), которое в определенной мере не исчезло и сегодня.
Индустриализация и коллективизация выполняли также очень важную идеологическую и социальную задачи: революционной партии нужна была революция, чтобы подтверждать свою роль. Если ее не было в других странах, требовалось вновь совершить в своей.
Наша индустриализация совпала по времени с необычайно сильным мировым экономическим кризисом. Во многих капиталистических странах произошел сильный спад производства, были массовые банкротства, огромная безработица, недовольство народов. В этих условиях, конечно, быстрый рост промышленности, ликвидация безработицы в СССР производили впечатляющее воздействие на многих как внутри страны, так и вне ее. Мировой кризис во многом облегчил нам закупки машин, оборудования за рубежом, привлечение оттуда специалистов. Роль западной техники и технологии в нашей индустриализации исключительно велика. Россия и до революции сильно зависела от иностранного капитала, техники и специалистов, теперь же все это увеличилось многократно. О масштабах закупки импортной техники можно судить по следующим фактам. В 1929–1930 гг. СССР приобрел 70 % (!) экспортируемых Англией станков. В 1931 г. он занял 1-е место в импорте машин и оборудования из США, в 1932 г. покупал 43 % всех экспортируемых немецких машин. В то же время мировой кризис привел к падению мировых цен на продовольствие, что заставило СССР продавать больше зерна, обрекая народ на голод. Таким образом, важнейшие источники средств для индустриализации лежали в коллективизации и раскулачивании. Очень важными были также  продажа леса, золота и др., что добывали заключенные. Вся прибыль предприятий теперь контролировалась властью, размеры зарплаты тоже. Уровень жизни народа в целом за 30-е годы сильно снизился. Миллионы людей (особенно репрессированных) жили просто на уровне «физиологического выживания или даже ниже его.
О первой пятилетке заговорили в 1928 г. Много споров вызывали ее планы. После идейного разгрома «правой оппозиции» XVI партконференцией в апреле 1929 г. был принят план, явно превосходивший возможности страны. Предполагалось увеличить вложения в промышленность по сравнению с предыдущими пятью годами в 4 (!) раза, увеличить промышленное производство почти в 3 раза. Однако даже такой нереальный план еще несколько раз пересматривался в сторону увеличения. Полностью выполнить такие задания не помогла даже «военно-феодальная эксплуатация крестьянства» (Бухарин).
В первой пятилетке предусматривалось построить десятки электростанций, создать мощную тракторную (и танковую), металлургическую, станкостроительную промышленность. Создать новые отрасли: авиастроение, моторостроение. Увеличить добычу угля, нефти, руды, выплавку металлов и т. п. Лозунгом пятилетки стало решение еще XIV съезда ВКП(б): «СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, превратить в страну, производящую машины и оборудование». Но для этого сначала нужно было ввозить машин в несколько раз больше. Конечно, важнейшей целью пятилетки было создание предприятий, способных производить боевые самолеты, корабли, танки и пр. После прихода к власти Гитлера и ухудшения советско-германских отношений подготовка к войне еще намного ускорилась.
Во второй пятилетке гонка индустриализации продолжалась: планировалось вложить в 2,5 раза больше средств, чем в первой. Важным моментом ее было так называемое ударничество (Стаханов, Изотов и др.). Оно стало для власти удобным средством для повышения эксплуатации рабочих (увеличение норм и пр.), для создания рабочей аристократии. Однако ударничеству способствовал и переход от уравниловки к оплате по труду, к сдельщине. Облегчением для горожан стала отмена в 1935 г. карточек и некоторое увеличение в продаже так называемого ширпотреба.
На выполнении второй пятилетки сильно сказались репрессии и чистки в среде хозяйственников и руководителей. Еще более они отразились на ходе третьей пятилетки. В связи с войной она осталась неоконченной. Ее задачи по причине напряженной международной обстановки и фактического вступления СССР во вторую мировую войну (в 1939 г.) были еще более привязаны к военным целям. Вложения в промышленность превышали финансирование за первую и вторую пятилетки вместе. Для изыскания таких средств пришлось урезать все, даже стипендии студентам, резко увеличить рабочую неделю, прикрепить под страхом уголовного наказания рабочих к предприятиям. Власть лихорадочно создавала новую промышленную базу на Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке, проводила стратегические железные и шоссейные дороги, делала запасы и склады и т. д.
По официальной статистике, в 1940 г. производство электроэнергии, выплавка стали и цветных металлов, добыча угля и нефти и др. превышали показатели 1913 г. в несколько раз. А по военному производству (цифры, конечно, были сверхсекретные) – в десятки и сотни раз. В этом заключались успехи пятилеток: в создании достаточно мощной тяжелой (и военной) промышленности, машиностроения, в резком увеличении численности рабочих и технической интеллигенции. А вот производство тканей, обуви и пр. росло намного медленнее, приобрести их было трудно. Что же касается сельского хозяйства, то по многим показателям (особенно по животноводству) оно не дотягивало даже до дореволюционных.