Сайт в помощь студенту Грамоте учиться – всегда пригодится

Скачать полностью

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА (1917–1920 гг.)

Первое сопротивление перевороту. Ii съезд советов и его решения

Нельзя сказать, что переворот был встречен равнодушно. Уже 24 октября Керенский запросил помощь с фронта, а 25-го сам выехал из города для собирания сил. Однако единого антибольшевистского блока не получилось. Социалисты все еще опасались контрреволюции со стороны правых сил и военных. Например, социал-демократ Скобелев говорил в эти трагические дни, что генералы хотят воспользоваться происходящими событиями и идти в Петроград, но не для спасения революции, а для захвата власти. Но, к сожалению, генералы не спешили в Петроград. По-видимому, они считали, что большевики и другие революционеры одним миром мазаны, пусть подерутся между собой, а им легче будет потом навести порядок. Недооценка опасности большевизма со стороны главных политических сил оказалась роковой.
Собрать достаточно войск не сумел и Керенский. Лишь генерал Краснов с неполной тысячью казаков решился на действия. Удалось взять Гатчину, затем Царское Село. Однако под Пулково красные отбились. Отряд Краснова начал разлагаться, а после своего окружения согласился прекратить боевые действия и выдать большевикам Керенского. Однако тот бежал. В момент наступления красновцев в столице был создан «Всероссийский Комитет Спасения Родины и Революции» из различных сил, но ядром его были правые эсеры. Комитет пытался поднять восстание против большевиков, используя силы военных училищ и др. Однако по случайности к ленинцам попал боевой приказ штаба – и восстание не успело разгореться. К вечеру 29 октября оно было подавлено. Героическую молодежь расстреляли артиллерией. Восставших избивали, арестовывали и сажали в тюрьмы.
Еще не был захвачен Зимний дворец, а уже открылся II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. Большинство мест принадлежало большевикам, к ним примкнули также левые эсеры. Меньшевики и правые эсеры в знак протеста покинули заседание. Социалистические партии требовали создания однородного социалистического правительства. Даже среди большевиков многие склонялись к этой точке зрения. При условии подчинения других партий большевикам и Ленин был не прочь прикрыть захват власти единым социалистическим фронтом. Он не сомневался, что сумеет при необходимости вытолкнуть и сокрушить союзников. Однако на II съезде коалиционного правительства создано не было, а было чисто большевистское, получившее название Совета Народных Комиссаров (Совнарком), председателем которого стал Ленин. Иностранными делами ведал Троцкий, внутренними делами – А. И. Рыков, национальным вопросом – И. В. Сталин (Джугашвили) и т. д.
Съезд принял также на «ура» два важнейших документа: декреты о мире и о земле, последствия которых оказались очень велики. Декрет о мире предлагал всем странам и народам начать немедленные переговоры о справедливом мире без аннексий и контрибуций на основе самоопределения наций. Внешне эффектный, рассчитанный на поддержку разложившейся армии, на деле документ вел к сепаратным переговорам с Германией, от чего большевики прежде открещивались.
В вопросе о земле Ленин совершил весьма неожиданный и хитрый политический ход. Коммунистический идеал – крупные коллективные хозяйства, где земледельцы выступали бы в виде сельскохозяйственных рабочих-совладельцев. Однако крестьянам совсем не улыбалась такая перспектива. Желая привлечь крестьянство на свою сторону, Ленин предложил в основе декрета о земле фактически эсеровскую программу. Частная собственность на землю ликвидировалась (в том числе и крестьянская, приобретенная на трудовые денежки). Она становилась государственной. Помещичьи имения (кроме образцовых хозяйств, которые управлялись государством), их имущество и инвентарь переходили в ведение крестьянских комитетов, которые и должны были их распределять между членами общины. Таким образом, крупные землевладения, частная собственность на землю, существовавшие в России долгие века, единым махом уничтожались, а помещики сразу лишались всех средств к существованию, что сильно способствовало раздуванию гражданской войны. Решения съезда Советов начинали превращать октябрьский переворот в социалистическую кровавую революцию.

Установление советской власти, ее первые мероприятия.
Разгон учредительного собрания

Как и в Петрограде, в Москве нечеткая позиция социалистов в отношении большевиков сильно способствовала их успеху. Однако здесь восстание затянулось до 2 ноября.
Созданный Комитет общественной безопасности (КОБ) из представителей всех партий был больше обеспокоен контрреволюцией справа и призвал московский гарнизон к нейтралитету. Никто не обратился с призывом к населению. Начальник штаба округа полковник Рябцев (эсер) тоже бездействовал. Лишь юнкера да добровольцы оказали восстанию сопротивление и первоначально достигли успехов: заперли, а позже выбили и заставили сдаться красногвардейцев из Кремля, заняли многие важные пункты. Однако большевики закрепились на окраинах, получили помощь из Петрограда, достали артиллерию. Затем начали движение к центру. А руководители КОБ все еще боялись контрреволюции. Они хватились и обратились к населению только тогда, когда почти весь город оказался в руках восставших и создавать отряды на занятой территории стало невозможно. Кремль обстреляли из тяжелых орудий. К вечеру 2 ноября защитники сложили оружие.
На большинстве территорий Советская власть установилась быстро и мирно. Главное все же было утвердиться на фронтах, поскольку от позиции армии зависело почти все. В ноябре большевистская власть установилась на Северном и Западном фронтах. Главнокомандующий Духонин был убит, его место занял прапорщик Крыленко. Сложнее дело обстояло с южными фронтами, так как в борьбу вмешались националистические силы. В Киеве в конце концов утвердилась Украинская Рада, но большевики создали свое правительство в Харькове, а в феврале 1918 г. оно встало (правда, ненадолго) и над всей Украиной. К декабрю 1917 г. Советская власть победила на всех фронтах.
Трудно подчинялись казачьи районы: Дон, Кубань, Южный Урал. С ноября по февраль казаками Дона руководил атаман Каледин, который застрелился после того, как красные взяли столицу Войска Донского Новочеркасск. К апрелю выбили с Южного Урала атамана А. И. Дутова. Антибольшевистские силы оказались разобщены, дезорганизованы, а коммунисты еще полностью не проявили своей сути.
К зиме 1917 г. закончились и разногласия внутри большевистского руководства. Под давлением социалистов и железнодорожного профсоюза (Викжель), требовавших «однородного социалистического правительства», вывода из Совнаркома Ленина и Троцкого, одиннадцать членов нового правительства и пять членов ЦК (Каменев, Зиновьев, Рыков, Милютин, Ногин) подали в отставку. Они считали, что одним большевикам не удержаться. Каменев также ушел с поста председателя ВЦИКа, где его заменил Я. М. Свердлов (Розенфельд). В ноябре оппозиционеры подчинились партии, тем более что в конце ноября частично их желание удовлетворялось: большевики вступили в союз с левыми эсерами.

Одним из первых мероприятий новой власти стало закрытие оппозиционных газет. 29 ноября кадеты были объявлены «партией врагов народа». Важнейшей задачей стала организация аппарата насилия, войска. Уже через три дня после переворота объявили о создании рабочей милиции, которая, правда, справиться с беспорядком (особенно винными погромами) не сумела. Активно формировалась Красная гвардия, но поскольку ее боевые качества были низкими, стали широко создавать интернациональные отряды из военнопленных немцев и венгров, а также из югославских, польских и чешских коммунистов и китайцев. Эти отряды (менее подверженные пропаганде и более преданные), а также латышские стрелки сыграли большую роль в гражданской войне. В ноябре создали Всероссийскую Чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК) во главе с Ф. Э. Дзержинским. Страшный карательный орган, который все набирал и набирал силу. Был упразднен старый суд, а новые суды руководствовались «революционным правосознанием». Советская власть столкнулась с нежеланием (саботажем) старых чиновников сотрудничать с большевиками, без чего невозможно было обойтись. Принуждением, силой, угрозами и уговорами часть чиновников вернули на место. Это позволило действительно национализировать банки и все денежное хозяйство, опубликовать все тайные договоры прежних русских правительств. Последнее, разумеется, вызвало сильное озлобление у Антанты. Масла в