Сайт в помощь студенту Грамоте учиться – всегда пригодится

Скачать полностью

ЭПОХА РЕАКЦИИ АЛЕКСАНДРА III.
НАЧАЛО ЦАРСТВОВАНИЯ НИКОЛАЯ II (1881–1899 гг.)

Внутренняя политика. Контрреформы

В 1839 г. Россию посетил известный французский путешественник и литератор маркиз де-Кюстин. Он оставил свои воспоминания и размышления об этой поездке, вызвавшие большое неудовольствие Николая I, в книге «Россия 1839 г.» («Николаевская Россия»). Автор очень зло и часто несправедливо говорит о нашей стране. Но много в его книге и горькой правды. В конце ее он пишет: «Когда солнце гласности взойдет, наконец, над Россией, оно осветит столько несправедливостей, столько чудовищных жестокостей, что весь мир содрогнется... Мысль, что я дышу одним воздухом с огромным множеством людей, столь невыносимо угнетенных и отторгнутых от остального мира, не давала мне ни днем, ни ночью покоя. Я уехал из Франции, напуганный излишествами ложно понятой свободы, я возвращаюсь домой, убежденный, что если представительный образ правления (т. е. республика или конституционная монархия.– Л. Г.) и не является наиболее нравственно чистым, то, во всяком случае, он должен быть признан наиболее мудрым и умеренным режимом ...он ограждает народы от самых вопиющих злоупотреблений других систем управления... Когда ваши дети вздумают роптать на Францию, прошу вас, воспользуйтесь моим рецептом, скажите им: поезжайте в Россию! Это путешествие полезно для любого европейца. Каждый, близко познакомившийся с царской Россией, будет рад жить в какой угодно другой стране. Всегда полезно знать, что существует на свете государство, в котором немыслимо счастье, ибо по самой своей природе человек не может быть счастлив без свободы» .
Вздохнув в царствование Александра II воздухом реформ и перемен, многие из русской интеллигенции стали страстно стремиться к тому самому «представительному образу правления», который вдруг оценил маркиз де-Кюстин и первый шаг к которому был положен бы проектом Лорис-Меликова. Однако новый царь сделал крутой поворот к контрреформам, или «реформам наизнанку». К несчастью для страны, по какой-то укоренившейся традиции и Александр III не готовился к занятию престола, так как наследником был его старший брат Николай, затем умерший от чахотки. На направление его политики, конечно, сильно повлияла смерть отца. К тому же он был достаточно ограниченным человеком. По словам Витте, буквально обожествлявшего императора, у него «был удивительно простой ум: он не признавал никаких осложнений».
Внутренняя политика Александра III определялась тремя идеями: сохранение в нетронутом виде самодержавия, в т. ч. и путем усиления полицейского надзора, всяческая поддержка отживающего дворянства и национализм. Некоторое время молодой император колебался. Наконец через 2 месяца после 1 марта явил манифест, в котором возвещал, что берется за управление «с верою в силу и истину самодержавной власти, которую мы призваны утверждать и охранять для блага народного от всяких на нее поползновений». После этого из правительства ушли три либеральных министра: внутренних дел – Лорис-Меликов, финансов – Абаза и военный – Милютин. Когда же через год министрами внутренних дел и просвещения стали реакционеры Д. А. Толстой и И. Делянов и усилились позиции обер-прокурора Синода К. П. Победоносцева, то начался последовательный ряд контрреформ, искажающих суть и без того неполных преобразований прежнего периода.
Был издан новый устав, уничтожавший университетскую автономию, а руководители этих заведений (ректоры) стали назначаться правительством. Министр просвещения Делянов издал циркуляр (в обществе называемый «о кухаркиных детях»), которым дети из низших сословий ограничены были в возможностях учиться в гимназиях. К столетнему юбилею жалованной грамоты дворянству (1885 г.) был издан манифест, в котором подчеркивалась мысль о «первенствующем месте» в общественной жизни дворянства. И, чтобы удержать это первенство, был открыт Дворянский земельный банк, главной целью которого стало сохранение помещичьих имений путем выдачи дешевых и долгосрочных кредитов. Позже вышло положение о земских участковых начальниках, которые должны были создать «крепкую и близкую к народу власть». В руках этих начальников сосредоточивалась и судебная, и административная власть над крестьянами. И, конечно, эта «близкая к народу власть» назначалась из местных дворян губернатором. Была увеличена роль дворянства и путем изменения положения о земствах, которые к тому же попали под более сильный контроль властей.
Усилилась русификация нерусских народов, и без того значительная. В Прибалтике решили вести все делопроизводство на русском языке, там вообще начали бороться с «германизацией». Усилен был административный нажим на Кавказ, сокращена черта оседлости для евреев, а в пределах этой черты им запрещено было селиться вне городов и местечек. Подобно полякам, евреев (при поступлении в учебные заведения) тоже ограничили процентной нормой. Россия все больше оправдывала название «тюрьмы народов».
В отношении крестьянства Александр III предпринимал ряд мер для облегчения его положения: были сокращены выкупные платежи, создан Крестьянский земельный банк. Но это все было совершенно недостаточным, поскольку правительство увеличило опеку над народом, связывало его инициативу усилением роли общин, запретом переселяться, всевластьем дворянства. В 1891 г. в стране разразился сильный голод.
В пореформенной России население, особенно крестьянское, быстро росло. Поэтому земельная нехватка увеличилась. Именно в правление этого царя эмиграция из страны становится значительной (только в США ежегодно переселялось более 50 тысяч человек). Важнейшим делом этого царствования стало интенсивное железнодорожное строительство. Поскольку в частных дорогах было много непорядков, убытков и казнокрадства, многие из них были выкуплены казной, а другие сразу строились как государственные. В последние годы царствования Александра III в министерстве путей сообщения большую роль играл Сергей Юльевич Витте (с 1892 г. – министр финансов), много сделавший для улучшения работы наших дорог и строительства новых. Именно при нем в 1891 г. была начата Великая сибирская дорога (транссибирская магистраль) до Владивостока. Витте попал в правительство после знаменитой железнодорожной катастрофы в Борках, во время которой едва не погибли император и его семья.

Внешняя политика

Царь Александр III получил прозвище Миротворец, поскольку в его правление войн Россия не вела. Сложно сказать, насколько сам император осознал, что для сохранения династии мир значительно выгоднее войны. Однако период мира во многом благотворно сказался на хозяйственном развитии страны, которая в 90-е годы переживала невиданный экономический подъем.
Если Александр II во внешней политике тяготел к Германии, и даже сложился так называемый «союз трех императоров»: русского, немецкого и австро-венгерского, если с Францией со времен Крымской войны были прохладные отношения, то теперь начинается поворот в поисках союзников. Дело в том, что Россию стала пугать растущая мощь Германии, которая все больше становилась, употребляя современный термин, сверхдержавой, претендующей на мировое господство. Были трения и по поводу русско-немецкой торговли. С другой стороны, Германия поддерживала Австро-Венгрию, отношения с которой у России после Берлинского конгресса ухудшились. Шло соперничество двух этих держав на Балканах. В эти десятилетия начинает накапливаться тот горючий материал, который вспыхнет в 1914 г. I мировой войной.
Россия нуждалась в противовесе Германии. К тому же ей требовались займы. В свою очередь, сильно боялась Германии и Франция, потерпевшая поражение в 1870 г. и живущая под угрозой нового нападения. Поэтому с конца 80-х годов оба государства начали сближаться, а в начале 90-х заключили военный союз. Россия также получила необходимые ей кредиты у парижских банкиров. Таким образом, начали складываться две группировки государств: Россия–Франция и Германия–Австро-Венгрия–Италия (так называемый Тройственный союз), из которых позже выросли Антанта и Четвертной союз, четыре года беспощадно воевавшие друг с другом.

Рабочее и революционное движение.
Возникновение русского маркcизма

Рост промышленности и капитализма неизбежно породил «рабочий вопрос», т. е. движение пролетариата за удовлетворение своих самых

Маркиз де-Кюстин. Николаевская Россия. М., 1990. С. 253, 254, 255.